Elendil
Глава 7.
Совсем коротенькая :)

Чистое небо внезапно оказывается затянуто черными тучами, сосредоточившимися прямо над двором. Плотный дождь столь сильно бьет по мостовой, что становится тяжело дышать. Отражаясь в широко раскрытых глазах, Юури стоит, взирая на Вольфрама.
«Ваше Величество?» - робко вмешивается Гюнтер, но Юури даже не поворачивается, чтобы на него посмотреть.
Его тон – даже его голос – кажется, принадлежит кому-то другому.
«Ты отказался признать свое поражение, презирая правила и упорствуя в безрассудном поведении. В конце концов, ты втянул невинную девушку – однако ты по-прежнему жаждешь победы».
«О ч-чем ты говоришь? И что это за претенциозный тон!»
«Вот это ты называешь дуэлью?! Если так, то я не могу позволить такому как ты продолжать, не прервав! Пролитие крови не в моих намерениях, но ты не оставляешь мне другого выбора – я рассеку тебя!»
«Что?!»
Хотя, возможно, он и сказал «рассеку», оружие Юури – не меч.
«Правосудие!»
Подобно огненному зверю вольфрама, с кончиков его пальцев появляется магия и принимает форму двух клыкастых змей того же синего цвета, что и бьющий дождь.
«Как я совершу это? Это, ну, не выглядит слишком по-королевски».
«Оставляя это в стороне, когда же Его Величество заключил договор со стихиями воды? И управлять частицами, не говоря ни единого слова приказа – следующее невозможное. Как он делает это, когда его вообще еще ничему не учили…?»
Словно бы не слыша, как двое членов Фракции Юури изрекли свое непрошенное мнение, Гвендель бормочет мягко – «Так что же – это доказывает, что душа истинная?»
Бока извивающихся, полу-прозрачных змей свиваются в воздухе, образуя символы «правосудие». Полная бессвязность. Они безошибочно обвиваются вокруг своей жертвы-мадзоку. Вольфрам испускает непохожий на себя вопль и пытается вырваться. Пламя сверкает с кончиков его пальцев снова и снова по его команде, но тушится каждый раз плотным дождем: очевидно, Водное Волшебство одолевает Огненное Волшебство. Победа и поражение стихийных воплощений в битве решается способностями и силой призывающего.
«Отпусти меня, черт тебя! Как ты вдруг… Что за ерунда с тобой?!»
«Что я такое? Ты все еще не узнаешь моего лица?»
Теперь они окончательно перешли в режим исторической драмы.
«Твой эгоизм, который отнимает жизнь невинной девушки, абсолютно не должен быть прощен».
«Ух…!»
Когда змеи (Правосудие №1 и №2) стягивают свои кольца вокруг Вольфрама, чтобы произвести уничтожение, солдат счастливо восклицает: «Ооооо! Она пришла в себя, ее жизнь вне опасности!»
На руках у мужчины, девушка приходит в сознание. Она открывает глаза, слабо стонет, и подносит руки к лицу.
«Пояему… разве я…»
Юури и вольфрам оба смотрят на них. Вольфрам не оправдать себя. Убей меня, если собираешься – унижение для него, быть отпущенным этим ребенком (который, конечно, возможно, в чем-то неплохо смотрится), он скорее встретит мужественную смерть солдата, чем упадет на колени и станет молить о пощаде.
Но водные змеи, свившиеся вокруг него до самой головы, исчезают, словно бы они испарились. Он слабо падает на землю. Юури, со сверкающими лучистыми, нечеловеческими глазами, указывает на Вольфрама и объявляет: «Вольфрам и подобные ему, позаботьтесь об исправлении самих себя отныне! Даже те, кто выше, имеют сострадание».
«Со…сострадание?»
Самопровозглашенный член тех, «кто выше», падает в грязную воду с громким плеском.