18:14 

ККМ - Новелла 1, глава 8.

Elendil
Глава 8.
Кто-то меня умыл. Кто-то отнес меня в мою комнату. Кто-то уложил меня спать на кровать. Кто-то накинул на меня одеяло.
И кто-то шепчет мне во сне.
Бейсбол? Если ты собираешься играть в бейсбол, тогда будь кетчером – если в соккер, тогда… эм… плей-мейкером? В любом случае, кем-то, кто дает указания команде. Лучше всего бы тренером.
Ученик начальной школы не может быть тренером.
Я догадываюсь, это тоже плохо. А, хорошо, Юури, пусть будет кетчер. Если ты не дашь сигнала, игра не начнется.
«Если я не дам сигнал… игра не…»
«Вы проснулись, Ваше Величество?»
Я смутно вижу над собой белый потолок. Сверх-красота с серыми волосами смотрит на меня. Он улыбается и сжимает губы, его сиреневые глаза полны слез, выглядят готовыми разразиться плачем в любой момент.
«Так… я мертв?»
«Пожалуйста, не говорите таких ужасных вещей. Прямо сейчас каждый в королевстве обеспокоен здоровьем Вашего Величества и молится о вашем выздоровлении».
«Это совершенно перебор!»
Гюнтер пятится назад, словно бы говоря: «Конечно, нет!»
«Это не перебор. Вы проспали три дня».
«Три дня?!»
«Да. Но этим утром вы перешли к нормальному сну, и физики говорят, что вы пробудитесь, раз вы пришли в себя от забвения. Вы ощущаете где-либо какую-нибудь странность?»
«Я так думал, но на самом деле я просто голодный».
Все же, даже если меня поверг огненный монстр вроде той твари, у меня нет никаких ощутимых ран или ожогов. Может быть, я в самом деле особо крепок, или кто-то швырнул мне полотенце?
«Но по правде, когда Ваше Величество использовали Водное Волшебство, вы потрясли не только меня, но и Гвена с Конрартом тоже. Когда вы заключили союз со стихиями воды? И они были такими красивыми, замечательные образы змей. Когда в этом мире…»
«Водное Волшебство? Стихии, соглашение? О чем вы говорите, Ах, да, с той девушкой все в порядке?! С девушкой, в которую полетел огненный волк…»
«Ах, да, по счастью, опасности для ее жизни не было. Поскольку Гвендель поставил барьер вокруг нее как раз перед тем, как в нее попал огонь Вольфрама, ее лишь слегка затронуло, я думаю, можно сказать, волной атаки и отшвырнуло назад».
Гвендель? Ааах, в итоге я думаю, что он вполне порядочный парень.
«Да, славно. Верно, ааах, это здорово, я был очень встревожен, что мне делать, если девушка правда сгорит – это будет моя ошибка? Моя ответственность? Вот когда кровь прилила – вуууух! – к моей голове…эм? Так чем меня ударило?»
«Ударило… нет, о нет, Ваше Величество – именно Ваше Величество нанесли все удары…»
«Давайте, не надо меня разыгрывать. Я никак не имел шансов выиграть ту дуэль на первом месте. Я должно быть был так напуган до безумия, что у меня полностью закрыты все воспоминания».
Я качаю головой – хруст – чтобы расслабить мускулы и жду знакомого «Я думал, что именно так и может быть» от Конрада. Но этих слов нет. Потому что его даже нет поблизости.
«Что случилось с Конрадом – работает?»
«Верно, работает. На самом деле, в деревне у границы поднялись разногласия, и он выступил с Гвенделем, стобы уладить их. Хотя он знал, что состояние Вашего Величества не серьезно, он должно быть чувствовал, что покинуть вас – это как вырвать себе зуб».
Так в этой стране тоже есть идиомы вроде «выдирать зуб» или «отребье»…
Кто-то силой прочищает горло от открытой двери.
Демонический принц, Вольфрам, стоит там, выглядя угрюмым. На самом деле, он принц мадзоку, но поскольку он видимо и ранил меня так сильно, я не могу даже подумать о других определениях для него, кроме как демонический или сатана. Я хотел бы прилепить на него что-то вроде Ад или Кровь, и превратить его имя в нечто вроде ужасного титула с Б.
С небольшим, редким прищелкиванием Гюнтер говорит мне пониженным тоном: «После того, что случилось, Вольфрам был выруган Леди Шери».
«Хух, так эта мама тоже ругает своих детей?»
«Вызывать ее гнев – не то, что я хотел бы…»
«Хватит говорить о ненужных подробностях, Гюнтер!»
Наказанный третий сын с громкими шагами подходит к кровати. Он смотрит немного вверх и мимо меня в изрядно напряженной манере.
«Я тогда оставляю вас, молодежь», - говорит старший догадливо и покидает комнату. Погодите, не оставляйте меня одного с нииииим! - вот что я на самом деле хочу сказать, но я молча смотрю вниз и жду движения своего оппонента.
«Тебе еще много надо пройти», - бросает Вольфрам резко.
«Эм?»
«Я думал, что возможно, в конце концов, ты не совсем бестолковый, но если ты собираешься лишаться чувств после той мелкой демонстрации, тебе еще многое нужно пройти, чтобы стать Мао! – говорит он, скрестив руки и вздернув подбородок. Он изрядно важничает, этот парень. – В следующий раз, когда ты вызовешь меня, тебе лучше бы вложить побольше силы! Потому что одна или две такие хлипкие змеи, как твои, совершенно не могут одолеть мое Огненное волшебство!»
«Змеи? Что ты говоришь? Разве ты тут не для того, чтобы извиниться передо мной, после того, как получил взбучку от матери?! Так что за высокая-и-могучая поза? Ты совсем не выглядишь раскаявшимся!»
«С чего это мне перед тобой извиняться?»
«Потому как ты берешь и изменяешь правила, и используешь магию, которую я не знаю… ам… иии»
Я помню, что в итоге я проиграл. Но я совершенно забыл часть в бессознании. Я проиграл, верно? Возможно? Хотя даже Гюнтер сказал, что меня не побили, чтобы меня утешить…
«»О, как бы то ни было, это была ничья, ничья. И я тоже многое сделал, чтобы получить ничью».
«Ничья?! Я последним остался на ногах, так что я выиграл! Но тебе нечего стыдиться. Никакого сомнения в исходе не было. Если бы я был побит тобой, я не мог бы называться потомком одного из Десяти Аристократических Домов».
«…»
Я только вздыхаю, теряя всякую энергию, которую имел для возражений. Возможно, вольфрам в хорошем настроении или еще что – он даже хвалит своего врага.
«Но отбросить мой меч вот так было красиво. Это первый раз, когда я получаю такой удар. Это искусство фехтования в мире, в котором ты вырос?»
«Что? Тот хоумран с занятыми базами? Нет, это не фехтование, и не боевое искусство, или еще что-то такое. Это просто случайность, потому что хватку на мече, который я взял, я ощущал как на ьите, так что я просто отбил, по привычке».
«Бита? Хватка? Это название оружия, которым ты привык пользоваться?»
«Нееет, нет. Биты – это снаряжение для бейсбола – нечто вроде палки, а потом у тебя есть перчатка и мяч, и питчер бросает мяч, а отбивающий бьет по нему, и если отбивание учпешное, он становится бегуном, а кетчер убивает бегуна…»
2Так в итоге, это состязание насмерть».
«Убивает – вовсе не это значит! Это более забавно, и более красиво».
«Я не понимаю, что такого забавного в том, чтобы бить палкой по мячу».
«Ааааргх, тебе нужно увидеть, чтобы понять, насколько интересен бейсбол! Ох, но на самом деле сам я не могу показать… Я имею в виду, в этом мире, бейсбол любим только мы с Конрадом и те дети…»
«Я не желаю слышать о Конрарте, когда ты говоришь со мной!»
Упоминание второго сына, похоже, омрачает настроение третьего.
«Он ушел в свою любимую человеческую деревню».
«Эм? Гюнтер что-то об этом говорил, о споре или ссоре…»
Дети в деревне у границы. Брэндон, Хауэлл, Эмма, еще двое, имена которых я не расслышал.
«Да, это земля, которую мы выделили беженцам. Их ранний сбор ячменя созревает примерно в это время, и они оказываются легкой целью для соседней деревни. В прошлом году у них был обильный урожай, что, возможно, делает этот год для них более опасным».
Кровь внезапно вскипает в моих жилах. Мое кровяное давление преодолевает верх без предупреждения, и я становлюсь легкомысленным. В моих ушах шум. Хотя я, должно быть, все еще сижу на кровати, у меня такое ощущение, что я падаю в бездонный колодец.
«Что, ты встревожен? Ах да, ты ведь тоже наполовину человек».
«Как… каков масштаб ущерба? Разве это не плохо, что люди погибли… разве нет?»
«Я никогда не слышал о спорах без жертв… что, Юури, ты собираешься в ванну?»
«Нет, не собираюсь!»
Я стаскиваю свое тело с кровати, окрыленный, и, дрожа от голода и обезвоживания, осматриваюсь вокруг ног в поисках ботинок.
«Если я не пойду, если я не уверюсь, что с ними все в порядке…»
«Пойдешь?!К границе? Ты так хочешь увидеть Конрарта?!»
«Я беспокоюсь о детях!»
Его голос сникает без интереса. «Верно, ты беспокоишься об этих беглецах?»
«Заткнись, тебя это никак не касается!»
«Что это значит, это меня не касается? Ты собираешься идти в таком виде? Подбери какую-нибудь подходящую одежду и причеши волосы – у тебя они невероятно растрепаны с кровати, такой бардак! И отправляться надо в подходящее время – по крайней мере, подождать рассвета, и пойти попить и что-нибудь съесть. Ах да, не ешь слишком много, или оно у тебя в животе перевернется».
Продолжая и продолжая, Вольфрам зовет от двери. Появляется женщина, не та, что раньше, и он приказывает ей принести еду и одежду.
«Хорошо».
«Что хорошо?»
Блондинистый принц раздраженно говорит: «Ты ведь хочешь идти, верно? Я тебя отвезу».
Что это с ним, что он достаточно любезен, что он предлагает меня отвезти, когда наши отношения на уровне абсолютного нуля? Не может ли он планировать снова забрать мою жизнь, заставив меня упасть с лошади? Если я дам ему себя везти, это будет хорошо, или ловушка? В несколько спорных секунд, пока я взвешиваю возможности, Вольфрам становится все более высокерным.
«Как бы то ни было, ты даже не можешь сам ехать на лошади – ты совершенно некомпетентный Мао, Юури! Для меня это не проблема, поскольку мой конь без проблем повезет лишний вес, но я полагаю, ты не уверен даже в этом! Никогда в истории Мао не было таких безнадежных слабаков, как ты!»

URL
Комментарии
2011-03-31 в 22:52 

Любитель лёгкого и романтичного Юурама.
Вольфрам прям как жёнушка)

     

Записки Скитальца. Цитадель Фингонион.

главная