14:57 

ККМ - Новелла 1, глава 10.

Elendil
Глава 10.
И последняя в первой новелле - конец 3-го эпизода первого сезона в аниме...
«Уууургх, не могу поверить, как это произошло?!
Я качаюсь от тошноты, пока осматриваю мраморный коридор, ведущий к двери большого зала.
«Никаких возражений теперь, поскольку ты был тем, провозгласил, что готов душой и разумом стать Мао».
Опираясь на колонну, которая вполне могла бы касаться неба, Конрад широко мне усмехается, выглядя совсем не как аристократ.
«Но коронация… Я никогда не видел ее вне своего учебника, рисунок 8…»
«Ты единственный именуемый, Мама представительница».
«Хватит говорить как на Академическом Награждении».
Гюнтер тоже был со мной какое-то время, но как обычно убежал, чтобы проверить проведение церемонии, после того, как воспел мне хвалы. Восхваление было моей школьной форме и тому случаю в деревне.
«Но пользоваться такой сильной водной магией, а потом ничего об этом не помнить…»
Тяжелый поток дождя, который, можно сказать, только тронул деревню, невероятно, но в то же время окончательно истребил огонь. Когда из столицы прибыла группа волшебников, от деревьев и пшеницы поднимался лишь клубящийся дым.
Я не помню ничего, кроме как нашел Брэндона. Все после того – полный провал. Трудно как-то поверить экстравагантной похвале, что я, обычный ученик-первогодок старшей школы, получаю славу спасения страны в одиночку.
«Как я говорил, магия заключена у вас в душе. Ваше Величество – носитель превозносимой души Мао, и четыре великие стихии будут, вероятно, с радостью повиноваться вам даже без беспокойства о соглашении».
Гюнтер интерпретирует события как хочет, и бродит вокруг, распространяя эти слухи, словно это его личные заслуги. Конрад более объективен.
«Я подозреваю насчет одного места, где мы остановились по пути к столице. Мы оба там выпили воды. У меня нет никакой магии, так что я не уверен в этом, но вынужден думать, что это было нечто вроде катализатора».
«Это на самом деле неважно».
Я имею в виду, раз я творю чудеса, которых даже не помню.
Волнующиеся золотые волосы движутся к нам с другого конца коридора. Это принц мадзоку, Вольфрам. Его темно-сапфировая форма чудесно ему идет. Если вы хотите назвать парня прекрасным, вот он – тот, о ком следует говорить, Гюнтер, бормочу я со вздохом.
«Что насчет личного наряда?»
«…Эм?»
Это как раз после того, как мне сказали насчет эффекта «этот дизайн был придуман специально для Вашего Величества, потому что черный костюм, в котором вы прибыли, лучше всего вам подходит».
«На нем вовсе нет ни орнамента, ни эполет. Ты не думал, что не слишком хорошо для того, кто собирается стать Мао, расхаживать похожим на жалкого бродягу?»
Его взгляд бегает туда-сюда, глядя куда угодно, только не на мое лицо. Может быть, это мое воображение, но его гладкие белые щеки кажутся слегка покрасневшими.
«Я не собираюсь позволять тебе смущать меня и моего брата этим простецким нарядом!»
Прежде чем я могу открыть рот для возражения, Вольфрам хватает меня за грудки и прикрепляет слева сверкающий золотой орнамент.
«Эй…»
«Дядя Билефельд дал это мне, когда я был маленьким. У него нет долгой истории, так что это идеально для парня, который еще даже не был на поле боя. И кроме того, тя даже на лошади не можешь ездить – ты наверное самый слабак из всех королей в истории».
«Не называй меня слабаком!»
«Хорошо, сейчас-сейчас».
После этой неестественно быстрой огненной речи, Вольфрам торопливо уходит. Его подарок – золотая птичка с распростертыми крыльями. Конрад смотрит на удаляющуюся фигуру своего младшего брата с гордостью.
«В любом случае, Вольф выглядит совершенно привязанным к Вашему Величеству».
«Хууух?! Этот раздражительный Его Высочество Задранный Нос?!»
Мы спасены от преследования этой темы, когда с треском открывается дверь большого зала. Я снова чувствую слабость, как только вижу, что внутри. Лорды и дворяне из разных частей королевства собрались там по этому случаю, так же как представители различных племен, некоторые даже отдаленно не похожи на людей. Мои друзья коцухидзоку, так же как их сородичи коцушизоку, существа, которые выглядят как гаргульи на верхушках американских зданий, те, кто ходит на четврех ногах и выглядят как серые леопарды, духи размером в ладонь (а может быть, феи) с крылышками, которые выглядят и звучат как те, что можно увидеть у крупных коричневых цикад, громадный тунец, растянувшийся во всю длину на полу…
«Т-тунец?»
Он говорит мне, что это все народы этой страны, так что вам надо к ним привыкнуть. Внешность не составляет личность – я имею в виду, внешность не делает мадзоку. Я так напряжен, что даже забыл свою речь.
Вдохновение Мао: План Японизации Королевства Шинма.
«Давайте посмотрим, по этому случаю, когда я прохожу инаугурацию двадцать седьмого Мао, мы начинаем наш поход к окончательной цели пацифизма и владычеству ми… плииии… Конрад, мне кажется, я брошу… и напряжение… убивает мой желудок… я должен уйти, где тут туалет?»
«Снова?»
«Сто снова, это мой живот, мой живот меня убивает».
«У нас нет на это времени, Ваше Величество!»
Мой наставник подходит бегом в тесной рубахе китайского стиля, выглядя таким же встревоженным, как будто это он произносит речь.
«Мы начинаем немедленно. Хорошо, Ваше Величество, прошу вас, пройдите вниз к центру и встаньте на платформу, затем примите корону от Ее Величества Прежней Мао Леди Сесилии, как я объяснял… конечно, даже без этой церемонии народ страны не будет колебаться в своей верности Вашему Величеству, но формальности важны сами по себе…»
«Ох, окей уже, я сказал, что сделаю это правильно, не так ли?»
«Это сильно успокаивает мой ум, слышать от вас такую уверенность. Вы принесли радость моему сердцу. Просто видеть дарующую надежду форму Вашего Величества…»
Лишенный выражения парень проходит рядом с Гюнтером, который, охваченный эмоциями, вошел в режим «гранта». Я торопливо останавливаю Гвенделя, когда тот идет к двери.
«Погодите минутку, вам нормально будет войти передо мной?»
Вынужденная улыбка искривляет обычно сжатые губы того, кто наиболее подходит к положению Мао не только по виду, но вероятно и по интеллекту. Вау, замечательно.
«Ее Величество Прежняя Мао назначила мне особый долг преподнести вам корону».
«Ох, так это все. Я думал, вы хотите нарушить церемонию, или еще что. Потому что вы стойко противостояли тому, чтобы я был королем, не так ли?»
«Я? Противостоял?»
С улыбкой, которая вызывает дрожь у меня на спине, он шагает назад в мою сторону и качает мою голову пальцем за подбородок. Аах, какая полная разница в стати. Но это не баскетбол или волейбол – мне жаль говорить, что это даже не бейсбол; рост ничего не решает для кетчера или короля.
«Что за глупости, почему я должен был противостоять? С глубин своего сердца я надеюсь на хорошего короля».
«Хорошего…»
«Честного, понятного, послушного короля».
«Так вы собираетесь сделать короля своей марионеткой?!»
Сзади от Гюнтера, который выступает по отношению ко мне как сверхзаботливая мама, Конрад говорит что-то полностью беспечное и несвязанное. По крайней мере, так оно звучит.
«Между прочим, Гвен, Аниссина пришла».
Гвендель, который может торговать крутизной, немедленно делает лицо, словно он проглотил какое-то противное насекомое. Хотя я никогда не пробовал жевать что-то такое. Он крепко замолкает и исчезает за дверью. Вау, ну и сюрприз, так у Гвенделя тоже есть слабое место?
«Теперь, Ваше Величество, вы готовы? Вы нервничаете? Вдохните поглубже, вдохните, выдохните».
«Как насчет последовать своему собственному совету?»
Сопровождаемый Гюнтером и Конрадом, я шагаю к центру большого зала, как меня научили. Он покрыт чисто черными лепестками цветом. Что за дурной знак. Я поднимаюсь на каменные ступени к платформе, где леди Сесилия ждет меня в сверкающих золотых браслетах и соблазнительном темно-багряном платье.
«В-вы выглядите прекрасной, леди Шери».
Улыбка озаряет все ее лицо.
«Спасибо, Ваше Величество. Но вы не должны льстить мне сегодня, поскольку вы играете главную роль».
Мы стоим в намеченных местах, которые заняли бы на живой сцене музыканты. Перед нами небольшой искусственный водопад прямо перед сценой, шириной примерно в обхват распростертых рук, а в его центре – отверстие размером для софтбола. Я вступаю на узкий проход. Вода тихо падает по обе стороны.
«Теперь, Ваше Величество, положите правую руку в центр водопада и послушайте волю Шин-о».
«Эм? Но ведь Шин-о мертв, разве нет?!
«Да. Но дыра ведет в мавзолей Шин-о, и только тот, кто избран Мао, может положить в нее руку. Если Шин-о принимает нового короля, он слегка пожмет тому руку».
«Чтооо? Даже хотя он считается мертвым?!»
«Это просто напоказ, - шепчет леди Шери губами мне на ухо. – Я тоже клала руку во время своей церемонии, но никто ее не сжимал. Оставь свою руку внутри на секунду, чтобы выразить важность жеста, затем медленно вытащи и подними вверх. Словно бы ты правда получил признание Шин-о. Свотри, Ваше Величество, в этом нет ничего сложного, верно?»
Гюнтер торопит сзади: «Ваше Величество, прошу вас, поспешите».
«Хорошо, уже».
Я стою на мгновение, подняв правую руку перед этой штукой, которая напоминает мне Бокка дела Верит, знаменитое место для туристов в Италии, и слушаю шум маленького водопада.
«Оно не откусит мне руку, если я совру, не так ли?»
«Конечно нет. Оно сделано из очень твердого камня. Он не сделает никаких неожиданных движений.
Верно, конечно. Я двигаю правую руку не спеша к темной дыре и засовываю туда указательный и средний пальцы. Верно и ожидаемо, приятной прохладный, влажный воздух обвивается вокруг моей руки. Я смело засовываю всю руку внутрь по локоть.
«Аааах, я так рад, эта церемония в итоге оказалась ничем. Теперь я вытаскиваю на воздух и поднимаю руку…»
Что за…?
Мои кончики пальцев с чем-то сталкиваются. Задняя стена, что ли?
«Ваше Величество?»
Гюнтер встревожено смотрит на меня.
«Что за… уах, уууа, ик, Конрад! Что-то вцепилось в меня?!»
«Вцепилось?!»
Он тянет меня за правую руку с ужасающей силой. Эй, погодите минутку, он тянет? Но это искусственный водопад, так что там должна быть только стена за пеленой воды, верно?! Разве вас атакуют, когда вы сталкиваетесь со стеной?! Но тогда кто так сильно тянет меня изнутри…?
«Ааааап!»
С криком мальчика из хора, мое лицо погружается в воду. Гюнтер отчаянно цепляется сзади за мою одежду, левую руку. Конрад хватает меня за пояс, крича мое имя. Но между нами стена воды, и меня достигают лишь отдельные звуки.
Стена воды, но не стена камня должна быть тут. Я задыхаюсь и пытаюсь вдохнуть воздух… И пока я задыхаюсь, на задворках моего ума начинают появляться подозрения. Потому что когда я попал в этот мир, это было через туалет в западном стиле. Если я купил билет на полное путешествие, тогда я должен и вернуться так же. Кроме того, что в этот раз вода чистая – может быть, это значит, что я дорос до бизнес класса?!

Я решил назвать то, что наступит дальше, Звездным Туром.

Я…я…я…
Что происходит, борец сумо не показал путешествие? Почему они повторяют «я»? Яриика, Янки, Янбарукуина? Янбарукуина, а, это приносит воспоминания.
«Тема Крепкого Шогуна» отдается у меня в ушах – шанс для Кинтетсу? – мои глаза открываются. Ох, это просто таймер на моем синем телефоне.
«Шибуя!»
«Оу, ты меня напугал!»
Так это было «я» в Шибуя. Кто-то трясет меня за плечи, и я вскакиваю. Тот, кто зовет меня по имени, это Очкарик, который был в моем классе во второй и третий год средней школы. Кто же это? А, ну да, Кен – Мурата Кен.
У меня в носу вода, словно бы я захлебнулся водой в бассейне. Хоролные, мокрые, тяжелые, твердые одежды неприятно липнут к коже. Я сужаю глаза на свое дрожащее зрение и осматриваюсь. Мутная ванна для девушек в парке: серые стены, светло синие двери, непохожий брэндовый туалет западного стиля за мной (и держатель бумаги, не то, чтобы это правда было важно). Мурата Кен смотрит на меня, и офицер полиции в форму в двух-трех шагах за ним.
«Мурата Кен… разве ты не убежал?»
«Я бы не убежал, бросив того, кто меня спас».
Полицейский спрашивает, в порядке ли я, насчет повреждений и знаю ли я имена нападавших.
Я думаю отсутствующе: начался ночник.
«И затем я вспоминаю ночную игру с кем-то на мягко освещенном дворе. Я вспоминаю обещания ребенку, который даже не знает, что бейсбол в Японии начинается с «я». Я вспоминаю почти все, что случилось со мной во сне.
«Мурата… У меня был совершенно потрясающий сон».
«О чем?»
Я молча трясу головой. Это долгая, очень долгая история.
«Хм, окей. Тогда, Шибуя, есть кое-что, о чем я хотел тебя спросить…»
Когда я встаю, моей кожи касается холодный камень под одеждой. И сверкающие золотые крылья на груди моей школьной формы привлекают мое внимание. Я крепко сжимаю золотые крылья левой рукой.
«Это был не сон?»
Гюнтер, Вольфрам, Гвендель, Шери, Брэндон… Конрад.
«…Это правда был сон?»
«Эм? – Мурата Кен расплывчато улыбается и подает мне руку. – Ну, похоже, у тебя нет пояса… ну, это исключительно личный вкус, так что я ничего об этом не скажу, но…»
Я быстро смотрю на себя вниз. Мой пояс порвался, и пуговица на штанах и ширинка расстегнулись. И сквозь прореху видна текущая высота моды мадзоку? Секусальное белье…
«Йеееерггх!»
О нет, может быть, это был не сон?

Я догадываюсь, что игра еще не закончена.

URL
Комментарии
2011-03-20 в 15:36 

Крейди
Тупая биттенфельдовщина. Секс, алкоголь, пончики
Если 1-я новелла вся - можно уже пиарить и спрашивать насчет 3-й?:)

2011-03-20 в 15:52 

Elendil
Именно!

URL
2011-03-20 в 16:44 

Крейди
Тупая биттенфельдовщина. Секс, алкоголь, пончики
ОК!:)

     

Записки Скитальца. Цитадель Фингонион.

главная